[go: up one dir, main page]

Владимир Евгеньевич Щировский
Биография
1941

Владимир Евгеньевич Щировский (1909, Москва — 1941, под Геническом) — русский советский поэт.

Владимир Щировский родился в Москве в семье царского сенатора, вышедшего в отставку. Из Москвы семья сенатора перебралась в Харьков, где будущий поэт окончил семилетнюю школу и музыкальное училище. После окончания семилетки уехал в Ленинград и поступил на факультет языкознания и материальной культуры (Ямфак), однако в ходе «чисток» 1927 года был отчислен за «сокрытие соцпроисхождения».
После отчисления из университета некоторое время работал сварщиком на строительстве Балтийского вокзала. Летом 1929 года вместе с женой гостил в Коктебеле у М. Волошина, читал свои стихи, был одобрен. В 1930 году возвращается в Харьков. В 1931 призван в армию, служит писарем при Харьковском горвоенкомате. В 1931 году ненадолго подвергался аресту. В 1933 году жил в Москве, работал в Институте электросварки. В 1934 году переезжает в Керчь, где устраивается заведующим художественным радиовещанием и руководителем клубной самодеятельности. В 1936 году снова арестован, попадает в психбольницу.
В 1938 году ездил в Москву, где, возможно, познакомился с Б. Пастернаком, приславшим Щировскому открытку с положительным отзывом о его стихах. Несмотря на это, при жизни Щировский так и не увидел напечатанным ни одного своего стихотворения.
В июле 1941 года Щировского призвали в армию, он был тяжело ранен. Погиб под Геническом в результате прямого попадания бомбы в машину с ранеными, эвакуируемыми из госпиталя.
Многие стихи и письма Щировского утрачены. Впервые уцелевшее наследие Владимира Щировского опубликовано книгой в 2007 году. Более полное издание с добавлением позднее обнаруженных стихотворений вышло год спустя.

Источник Википедия



Показывать:
Антология поэзии
Вне серий


RSS

Denver_inc про Копштейн: Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне [изд. 2005 года] (Поэзия: прочее) 14 07
Красный крест на сумке цвета хаки,
Где они, твои шестнадцать лет?
До войны с тобой на «ты» не всякий
Говорить осмелился б поэт…
А теперь сидим мы вот и курим,
Под рукой у каждого наган…
Помню, как-то в огненную бурю
Первая моих коснулась ран.
Я не знал тебя тогда, Мария,
Но, прощаясь с жизнью, может быть,
Обнял землю и сказал: «Россия,
Ты ее не можешь позабыть».
Оценка: отлично!

X